воскресенье, 3 июня 2018 г.

3 июня 2018 года (20 Сивана 5778 года по библейскому летоисчислению) - общецерковное покаяние в антисемитизме, злодеяниях Хмельницкого и православного казачества, в насильственной христианизации и насилии



20 Сивана - покаяние в антисемитизме, злодеяниях Хмельницкого и его казаков, в насильственной христианизации (обращение в православие под страхом смерти). 
20 Сивана в текущем 5778 году по библейскому летоисчислению выпадает на 3 июня 2018 года. День поста и молитвы, День смирения и скорби. 
Никогда больше! Пока мы помним.... Never again

20 Сивана 5778. Триста семьдесят лет со времени злодеяний Богдана Хмельницкого и массового уничтожения евреев Украины и Польши.





1648, 31 мая — (20 Сивана 5408)
Убийство казаками Хмельницкого евреев города Немирова. Казаки подошли к городу под польскими флагами, а потому были свободно впущены. Погибли 6000 евреев.
1650, 9 июня — 20 Сивана 5410 года.
«Ваад четырех стран» объявил национальный траур в память о первых жертвах одного из первых погромов и массовых убийств, совершенных казаками Хмельницкого в Немирове. В течение трех лет польским евреям запрещалось носить одежды из шелка или бархата. Ежегодный пост 20 сивана строго соблюдался вплоть до начала XX века.

"
«со всех жидов живьем шкуры посдирал».

А в южнорусской летописи об этом сказано более конкретно:
«Кривонос, Хмельницкого советник, у Батурина (то есть в Баре) ляхов да жидов больше пятнадцати тысяч выколол».

В городе Полонном, на Волыни, около двенадцати тысяч евреев укрылись за стенами города и вместе с поляками защищались двое суток. Но из-за измены панских слуг, украинских гайдуков, казаки ворвались в город и истребили там около десяти тысяч евреев: кровь лилась потоками через окна домов. Известный кабалист рабби Шимшон и с ним еще триста евреев вошли в синагогу, надели на себя саваны и с молитвой встретили смерть. Спасшихся от резни татары увели в плен.

В Остроге, городе на Волыни, казаки убили в первый свой набег шестьсот евреев. На следующий год, когда евреи вернулись в город и начали заново отстраивать свои жилища, казаки напали еще раз и убили оставшихся — триста человек. Спаслись только трое. Колодцы были наполнены убитыми младенцами. Большую синагогу превратили в конюшню. Еврейские дома разрушили до основания: казаки искали сокровища, будто бы закопанные в подвалах. Еще в начале двадцатого века возвышались на окраине города четыре холма: по преданию — места общего захоронения евреев тех времен.

В Заславле, городе на Волыни, осталось около двухсот евреев, больных и стариков, которые не смогли убежать. Они попросили, чтобы их убили на еврейском кладбище, что казаки и сделали. Всех загнали в кладбищенский дом, убили, дом затем сожгли, а синагогу разгромили и превратили в конюшню. В Погребище, местечке Киевского воеводства, вырезали
«всех евреев, стариков, молодых, женщин и детей, всех, находившихся в нашем старом храме Божьем, в тот момент, когда происходило венчание молодой пары».

В Немирове, городе на Подолии, шесть тысяч евреев спрятались за крепостными стенами. 20 июня 1648 года казаки во главе с атаманом Ганей подступили к городу с польским флагом, чтобы обмануть защитников. Перед ними открыли ворота, казаки ворвались в город, и резня там была одной из самых ужасных в страшные дни хмельнитчины. Женщин насиловали, детей живьем кидали в колодцы, пытавшихся переплыть реку и спастись убивали в воде, которая на большом протяжении окрасилась кровью.

Немировского раввина Иехиэля-Михеля нашли на кладбище и убили дубиной: сначала раввина, а затем и его старуху-мать. Казаки отбирали себе молодых евреек, крестили их насильно и брали в жены. Одна девушка попросила устроить венчание в церкви за рекой, и когда свадебная процессия двигалась по мосту, она бросилась в воду и утонула.

Другая девушка уверила казака-жениха, что она умеет заговаривать пули, и уговорила выстрелить в нее, чтобы убедиться, что пуля не причинит ей вреда; таким образом она избавилась от крещения и от насильственной женитьбы.

В городе Тульчине Брацлавского воеводства шестьсот польских солдат и полторы тысячи евреев заперлись в укрепленной крепости. Поляки и евреи дали друг другу клятву отстоять город и не вступать в переговоры с казаками. Вместе с солдатами евреи стреляли с городской стены и даже бросались в атаку, преследуя врага. И тогда казаки, убедившись, что они не могут взять город, обещали полякам пощадить их, если те выдадут им деньги и имущество евреев.

Евреи, узнав о предательстве, хотели перебить поляков, но глава местной иешивы рабби Аарон удержал их от этого, чтобы не навлечь на евреев ненависть всего польского народа.

«Лучше погибнем, — говорил он, — как погибли наши немировские братья, но не подвергнем опасности наших братьев во всех местах их рассеяния».

Войдя в город, казаки сначала забрали имущество евреев, а затем загнали их в сад, поставили знамя и объявили:
«Кто хочет принять крещение, пусть станет под это знамя и останется жив!»

Никто не согласился на измену, и казаки перерезали полторы тысячи человек, оставив в живых только десять раввинов — для выкупа. После этого они заявили полякам: «Как вы поступили с евреями, так и мы с вами поступим». И перерезали всех. С этого момента, говорит еврейский летописец, поляки уже держались союза с евреями, временными братьями по страданию, и не изменяли им.

Вести о передвижении казацко-татарского войска передавались из города в город и повсюду вызывали панику среди евреев. Ни на пощаду врага, ни на помощь православных соседей рассчитывать было нельзя. Оставалось только бежать с места на место, прятаться в лесах, искать спасения там, куда казаки еще не пришли. Натан Гановер писал:

«И вот опять началось бегство. Кто имел лошадь и повозку — уезжал, остальные брали жену и детей и убегали, бросая дом с имуществом… Лошади с повозками шли в три ряда по всей дороге от Острога до города Дубно, на протяжении семи верст… По пути нас нагнали трое верховых и сказали: «Что вы тащитесь так медленно? Ведь враги догоняют нас, сейчас они в Межиричах, откуда мы едва спаслись». Тогда началась небывалая паника среди наших братьев…, многие женщины и мужчины растеряли детей в суматохе и убежали в леса и пещеры».

Типичная картина того времени определена одной фразой в письме поляка-современника:
«Жиды все вырезаны, дворы и корчмы сожжены».

Лишь только некоторые хасидские движения продолжают соблюдать этот строгий пост. Хасиды, ультрарелигиозные люди - и представители консервативного иудаизма в Израиле.
Израильские СМИ о тех трагических событиях и о посте 20-го Сивана не упоминают вообще, молчат об этом радио и телевидение - забыто... - прошло 370 лет,- лишь страничка-две в учебнике истории и имя злодея Хмельницкого, звучащее как проклятие.

Комментариев нет:

Отправить комментарий